• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

В НИУ ВШЭ прошла открытая лекция "Правовые аспекты противодействия коррупции в России. Международные инструменты"

27 мая в НИУ ВШЭ прошла пятая открытая лекция из цикла "Теория и практика противодействия коррупции: краткий курс", которую прочитал к.ю.н., главный юрист Центра «Трансперенси Интернешнл – Р» Денис Примаков.

27 мая в НИУ ВШЭ прошла пятая открытая лекция из цикла "Теория и практика противодействия коррупции: краткий курс", которую прочитал  к.ю.н., главный юрист Центра  «Трансперенси Интернешнл – Р» Денис Примаков. Темой лекции была названа "Правовые аспекты противодействия коррупции в России. Международные инструменты".

В ходе лекции было рассмотрено российское антикоррупционное законодательство, международные документы, подписанные и ратифицированные Россией, а так же с проблемами, которые существуют в области антикоррупционного законодательства в нашей стране.

Несмотря на то, что Россия ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции (UNCAC) от 2003 года еще в 2006 году, первое в истории российского права легальное определение понятия "коррупция"появилось только через два года. Ему мы обязаны федеральному закону "О противодействии коррупции" от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ.

Сейчас проводится активная имплементация норм международного права в российское законодательство. Однако, здесь существует ряд проблем.

Вводятся новые практики и институты. К таким можно отнести институт декларирования. Однако он не совершенен. В декларации чиновник сообщает о том имуществе, которое у него появилось за прошлый год, однако, нет возможности узнать, откуда оно. Например, оно может быть куплено в рассрочку, получено по наследству или появилось в совместном владении после вступления в брак. Также нет практики отчуждения незаконно полученного имущества. Есть инструмент: прокурор в праве выйти с запросом в суд и обратить доход в собственность государства, но нет случаев практического исполнения данной меры.

Второй институт – защиты заявителей о коррупции. Он широко распространен в западных странах и существует для того, чтобы граждане, которые знают о коррупционной практике в их фирме, например, не боялись сообщать имеющуюся у них информацию в соответствующие надзорные органы. Они должны быть уверены, что за это их или их близких не уволят с работы, не лишат премии и так далее. Есть призывы прировнять заявителей к свидетелям коррупции. Однако, между ними существует большая разница в том, что заявитель может обладать непроверенной информацией и не должен нести ответственность, если его сведения не подтвердятся. Одним из решений данной проблемы будет наделения заявителей по коррупции отдельным процессуальным статусом в УПК РФ, например, который отличался от статуса свидетеля.

Также, несмотря на принцип равенства всех перед законом, существует довольно широкий круг лиц, подпадающих под защиту иммунитета от уголовного преследования. Что препятствует введения еще одного института, предусмотренного Конвенцией ООН против коррупции», криминализация незаконного обогащения (illicit enrichment). Более того, наши чиновники не готовы отказаться от презумпции невиновности, хотя КС РФ в одном из своим постановлений прямо указывал, что на должностных лиц могут быть наложены ограничения, связанные с их публичным статусом. В России мы можем говорить пока только о введении гражданско-правовой ответственности за незаконное обогащение.

Следующим проблемной статьей для имплементации в России стала норма, посвященная  возврату доходов нажитых преступным путем. Если по двум первым институтам в России идут дискуссии, то об институте asset recovery стараются вообще не говорить.

 

Подробнее о темах, которые затрагивались на лекции, вы сможете узнать из аудио и видео записи встречи.
презентация

Аудио

Видео