• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Отчёт с лекции Дэвида Жакони

Дэвид Жакони в своей лекции «Цифры против коррупции» представил свое исследование «Антикоррупционные кампании и политический отбор: пример России» и рассказал, что в последние годы во всём мире увеличилось количество антикоррупционных кампаний. Самые известные из них — ‘Tigers and flies campaign’ в Китае и ‘Sleepless’ в Саудовской Аравии.

Эксперты скептически относятся к эффектам от подобных кампаний:


— информирование общества о реальном состоянии коррупции может вызвать недоверие к правительству («посмотрите, все политики воруют»);


Кроме того, они могут быть направлены на достижение на тех целей, которые провозгласили их инициаторы:


— могут быть использованы как оправдание для политических манипуляций, устранения политических оппонентов;
— как пиар-инструмент для увеличения рейтинга политика (например, «осушение болот», провозглашенное Дональдом Трампом);

— как компромат для ослабления позиций неустойчивых (fragile) правительств;


В связи с этим возникает исследовательский вопрос: меняют ли антикоррупционные кампании поведение властей? Жакони отвечает на этот вопрос утвердительно: недавние исследования с уверенностью позволяют сказать, что антикоррупционные кампании в любом случае заставляют властей менять свое поведение, быть более осторожными. Например, в Китае исследователи заметили любопытное экономическое последствие антикоррупционной кампании — уменьшилось потребление алкоголя, так как власти стали меньше покупать элитный алкоголь.


По словам Жакони, самая популярная антикоррупционная кампания в мире — это введение обязательной декларации доходов и расходов. Жакони провел исследование на основе данных о 25 286 муниципальных выборах за последние восемь лет — оно показало, что обязательство муниципальных депутатов раскрывать свои доходы и расходы влияет на отбор кандидатов на политические должности.


Исследователь сравнил, какие типы людей становились муниципальными депутатами до (в сентябре 2015 года) и после (в сентябре 2016 года) ужесточения закона о декларациях. Поправки, вступившие в силу в конце 2015 года, обязали временных муниципальных депутатов раскрывать свои доходы и расходы.


Информацию для исследования Жакони взял из открытых источников. Декларации, скачанные с сайтов Избиркомов, сопоставлялись со статистикой Росстата и других агентств. Для максимально точного сравнения исследователь учитывал количество мест в муниципальном совете, величину и богатство муниципального образования, регион, в котором оно находится, и другие факторы.


Основные выводы:


— Введение обязанности декларировать свои доходы и расходы заставляет людей думать о том, хотят они покинуть муниципальный совет или остаться в нём. После принятия закона о декларациях люди в небольших населенных пунктах не хотят рисковать и предпочитают уйти из государственной службы, чтобы никто из местных жителей не узнал о том, насколько они богаты.

— . Антикоррупционные кампании предъявляют новые требования к госслужащим; это меняет категории людей, которые заинтересованы в госслужбе. Те кандидаты, которые уклоняются от налогов, решают не рисковать и раздумывают идти в муниципальные советы. Самая вовлеченная в уклонение от налогов категория населения — это индивидуальные предприниматели, которые рассчитываются в основном наличными и имеют возможность утаивать от государства часть прибыли.


— Закон более эффективен в тех регионах России, где налоговые органы проводят больше проверок, активнее следят за исполнением законодательства и преследуют чиновников. Человек, который уклоняется от налогов и знает, что после тщательной проверки его декларации к нему обязательно возникнут вопросы, с меньшей вероятностью станет кандидатом на муниципальных выборах.


Общее количество депутатов (и временных, и постоянных), которые решили остаться на своих местах, после ужесточения закона уменьшилось на 6%. Общее падение может показаться небольшим, но Жакони объясняет, что для категории временных депутатов в отдельности оно составило 25-30%. Постоянные депутаты, заполняющие декларации с 2008 года, не попали под действие закона, поэтому он никак на них не повлиял. Кроме того, исследователь отмечает, что закон одинаково действует как на кандидатов от «Единой России», так и на кандидатов от оппозиционных политических партий; представители правящей партии не получают особого отношения.

Количество индивидуальных предпринимателей, которые решили стать кандидатами на муниципальных выборах, уменьшилось на 10%. В то же время число представителей крупного бизнеса в муниципальных советах не изменилось. По мнению Жакони, директора крупных фирм имеют больше возможностей создавать легальные структуры для уклонения от налогов: например, зарегистрировать оффшор, если они достаточно богаты. Им легче объяснить, почему они имеют столько имущества или столько денег. У представителей малого бизнеса таких возможностей нет, их риски гораздо больше.

Закон о декларациях не избавляет от коррупции, но увеличивает издержки коррупционеров и, возможно, уменьшает коррупцию в долгосрочном периоде. «Если я ворую деньги у государства, но моя декларация находится в открытом доступе в интернете, я должен очень постараться скрыть состояние моей семьи, мои квартиры и автомобили, чтобы никто не заподозрил, как я богат. Это не обязательно значит, что я перестану воровать, но это значит, что мне нужно приложить больше усилий и потратить больше ресурсов, чтобы скрыть нарушения закона от общества», — объясняет Жакони логику коррупционеров.


Презентация